Артур Саттаров (arthur_sattarov) wrote,
Артур Саттаров
arthur_sattarov

Путевые заметки. Море



После сухопутной работы в Астрахани настал черёд работы на барже в Каспийском море.
Выход в море начинается в порту. Оказывается, когда выходишь в открытое море, необходимо иметь загранпаспорт, в который на таможне ставят штамп, что покидаешь страну. Да, в порту есть таможня, я раньше этого не знал.
Перед выходом в море таможня в порту долго оформляла документы, и в итоге мы вышли на три часа позже запланированного. Сначала собрали паспорта, а нас разместили на специальном судне, которое занимается доставкой судовой команды в море.

Катер назывался "Аташ", был моим ровесником 1979 года постройки и был приписан в казахстанском порту. Иностранцы называли это судно crew boat. Итак, все мы на судне, но обратно на берег уже нельзя, даже специально выставили таможенника, который охранял государственную границу. Граница была в виде небольших сходней, перекинутых на бетонный причал. Впереди нас ожидало 14 часов по Волге и Каспийскому морю до баржи "Armada Installer", на которой я провёл восемь недели своей жизни, занимаясь оформлением исполнительной документации на строительство нефте- и газопровода. Это было волнительно.
Мы не спеша шли вниз по Волге, то разгоняясь, то сбавляя ход в районе частых прибрежных поселков. Со временем поселений становилось всё меньше, а потом стемнело. Судно было оборудовано неудобными креслами, которые почти не раскладывались, а ряды были скомпонованы абсолютно без запаса. Скажу лишь, что в самолёте в эконом классе гораздо просторней сидеть. Поэтому ночь была мучительной, а море, когда мы в него вышли, неспокойным. С непривычки вестибулярный аппарат стал немного пробуксовывать, но в итоге всё обошлось, и, как я уже позже заметил на барже, мозг сам начал компенсировать качку. И вот ранним утром, когда солнце ещё было низко над горизонтом, я вышел на палубу катера и впервые увидел открытое море. Нет, это совсем не те чувства, когда видишь море, стоя на берегу. Это был целый букет чувств, состоящий из восторга и волнения с примесью страха. На глазах навернулись слёзы. Я вообще люблю переживать новые ощущения, когда что-либо происходит со мной впервые. Люблю сосредоточиться на моменте, погрузиться в него полностью, прожить его и максимально прочувствовать. И вот на горизонте появилась она - трубоукладочная баржа!


Баржа представляла собой судно, сваренное из двух половинок: на одной стороне жилой модуль, на другой стороне рабочий сектор, так называемая галерея (fire line), между ними открытая палуба, на носу вертолётная площадка, а на корме склад труб и большой кран. На барже было 6 палуб: на самой нижней располагались всякие промышленные штуки, типа машинного отделения, опреснительные установки и якорные лебёдки. Дело в том, что баржа передвигается необычным образом. При транспортировке её просто буксируют, а в процессе работы её приводят в движение 10 лебёдок: шесть носовых и четыре кормовых. Специальные катера-якорезаводчики поднимают со дна якорь и заводят его на километр вперёд, бросают на дно. Естественно якорь соединён металлическим тросом с лебёдкой. И так с каждым якорем. Баржа передвигается как паук, с помощью лебёдок подтягиваясь на тросах к установленным на дно якорям. На первой фотографии кстати виден один из таких тросов, а ниже будут видны и якорезаводчики. Они же помогали пришвартовываться к барже большим неуклюжим сухогрузам, которые доставляли трубу. На второй палубе была большая столовая, две комнаты отдыха, кухня и склад. На третьей палубе - офисные помещения. Ну а на трёх верхних размещались жилые каюты.
Наш катер наконец пришвартовался к барже и началась интересная процедура высадки. Она осуществлялась краном с помощью специальной корзины. Мы надевали спасательные жилеты, вставали по четыре человека в корзину, и таким образом постепенно перегружались на баржу. Кстати, в конце статьи я дам ссылку на видео, которое снял и смонтировал наш судовой врач. Оно как раз о службе на этой барже. Было особенно приятно, когда, ступив на палубу баржи из корзины, встречающий человек сказал нам: "Добро пожаловать на борт!" Это всё было как-то ново для меня, и потому необычно.
После быстрого медосмотра и инструктажа, нам выдали спецодежду и расселили по каютам.

Каюта рассчитана на четыре человека. Внутри двухярусные койки, как в железнодорожном купе, два рабочих стола, два стула, четыре индивидуальных шкафчика и душ с туалетом. Что примечательно, каждая койка имела индивидуальные шторки, где можно было уединиться в личном пространстве.

И, собственно, началась работа. На барже были 12-тичасовые вахты, пересменка производились в полночь и в полдень, вот так необычно. Поэтому в каюты старались селиться по двое из разных смен, чтобы было не так тесно, так получалось, что в каюте одновременно находились два человека, что несомненно было удобнее четырёх. Кормили три раза, причём весьма недурно, по субботам было какое-нибудь необычное трудоёмкое блюдо. Кухня была международной: отчасти малазийская, отчасти среднеазиатская, итальянская и европейская. Кстати, там изумительно готовили барана.
По приезду на баржу меня поставили в ночную смену. Честно говоря, было очень трудно работать с 0:00 до 12:00 утра всю ночь и утро. Но по настоянию заказчика меня перевели в дневную смену на нормальный график с 7:00 до 19:00, и назначили ответственным за исполнительную документацию. От этих перемен все поменялось и в плане проживания. Если сначала приходилось делить со своим соседом душ и туалет, а нас жило по четверо (двое в день, двое в ночь), теперь вообще я вечером возвращался в пустую каюту, потому что двое человек из дневной смены еще не вернулись с работы, а сосед-сменщик работал с 19:00 до 7:00. Это благодать - жить вчетвером, а как-будто один.
Коллектив подобрался очень хороший. Вообще я заметил, что нефтегазовый народ какой-то стойкий к лишениям, к неудобствам. Как правило, это жить в перди вдали от семьи и при этом быть доброжелательным и добрым в замкнутом пространстве. Круто, чё!
В целом служба на барже проходила интересно, то в галерею сходишь на работы посмотреть, то пожарную тревогу учебную устроят, то шторм какой-нибудь. Плюс ещё каждый развлекался как мог. Я, например, отращивал бороду, ну, во-первых, чтобы посмотреть на себя с бородой, а во-вторых, чтобы походить на настоящего mariman'а, моряка то бишь.

Ближе к концу вахты крышу чуть-чуть подсносило уже, и я лепил снеговиков из мандаринов и печатал ковры на бумаге.

Интересно проходили штормы. В целом баржу почти не качало, так как перед штормом разводили якоря и натягивали канаты, так что баржа чуть покачивалась на растяжках. Но однажды то ли якорезаводчики не успели, то ли ещё чего, но качало нещадно. Не зафиксированные двери и дверки постоянно хлопали, ручки катались по столу, а стулья по полу, еда в тарелке, особенно суп, жила своей жизнью, перекатываясь с одной стороны на другую. Чай тоже нежелательно было наливать до краёв, ибо выливался.  А если стоять в дверях каюты и смотреть в иллюминатор, то картинка в нём постоянно перекрашивалась: то полностью море, то полностью небо. У врача сразу закончились все таблетки от укачивания, так как половина народа позеленели. Поначалу было прикольно, как на карусели в детстве, но через пару часов всё надоедает, а с карусели не сойти.
На барже подобрался весьма интересный интернациональный состав. Был народ из России, Малайзии, Индии, Италии, Украины, Казахстана и Туркмении. Я точно не всех перечислил. Сама баржа была приписана к туркменскому порту, поэтому команда была в основном оттуда. Просто мы различались: есть судовая команда, которая занимается эксплуатацией баржи и её систем, а есть строительная команда, которая, собственно, занимается всеми вопросами строительства трубопроводов. Я был в ней. Уборку в каютах и готовку еды осуществляла ещё одна клининго-кейтеринговая команда. Очень удобно, там только работал, ел и спал, а все заботы по уборке, стирке и прочее хозяйство держалось на горничных. Был интернет и IP-телефония, но скорости были хуже старого дайл-апа. Ну, конечно, когда канал 1 мегабит раздаётся на всю баржу численностью порядка 500 человек...
По окончанию своей вахты я на том же судне "Аташ" вернулся в Астрахань. Кстати, очень примечательно, но, когда после двух месяцев в море сходишь на берег, мозг не прекращает компенсировать качку, и на твёрдом берегу реально начинает шатать. Вот тут я и понял всё про морскую походку.
Вот так я побывал моряком и походил в открытом море. Это был незабываемый интересный опыт. Ну, а сейчас просто фотографии и ссылки на видео, на одном из них индус Кумар Маниш поёт песню Любэ.

Вид из каюты


Галерея


Учебная пожарная тревога, одна из точек сбора (muster point)


Месторождение им. Корчагина


Якорезаводчики


Изумительный закат

BOSIET-курсы из одного из предыдущих постов
Видео о службе на трубоукладочной барже
Кумар Маниш поёт песню из репертуара Любэ
Tags: море, путевые заметки, путешествия, работа
Subscribe

  • Путевые заметки. Астрахань

    Мне понравилась Астрахань. Город контрастов, город шика и запустения одновременно. Пожалуй, это было одним из главных впечатлений - наблюдать…

  • Путевые заметки. Семья

    Пожалуй, самое сложное при разъездном характере работы - это выстроить правильные взаимоотношения в семье. Должно быть, со стороны кажется, что…

  • Путевые заметки. Начало

    Недавно в статье вычитал, что очень полезно каждый день что-либо писать: мысли, очерки, наблюдения. Автор статьи полагает, что регулярное письмо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments